Фармацевтика

Фармацевтика и фастфуд — друзья или враги?

КАШАПОВ: Здравствуйте, в студии Александр Кашапов, и сегодня мы поднимем тему зависимости от фаст-фуда и фармацевтических препаратов. Когда мы говорим о зависимости, мы подразумеваем не только чрезмерное употребление данной продукции, но неадекватное предпочтение ее другой – более дешевой и полезной.

В первой части программы мы обсудим социологический аспект, психологический. Почему люди, прекрасно зная о вреде фаст-фуда и малой эффективности широко рекламируемых препаратов, все равно потребляют полуфабрикаты и сметают в аптеках странные витамины. Во второй части мы копнем глубже и выясним, нет ли здесь физиологической зависимости, не подмешивают ли в фаст-фуд и фармацевтику добавки, которые привязывают к себе организм человека.

Забегая вперед, сразу заявим, что в любом случае доминирующим аспектом является экономический закон двух сообщающихся сосудов: первый – это прибыль и сверхприбыль корпораций, и второй – кошельки потребителей, опустошающиеся.

Однако мало изобличить, нужно еще сказать о том, что делать. Мы расскажем о рецептах для желающих соскочить с иглы фаст-фуда и ненужных, точнее необязательных лекарств, тем более, что с английского, «drug» переводится как лекарство и как наркотик.

Наши контакты: телефон – 65-10-996 (код Москвы – 495), сайт – finam.fm. Может задавать вопрос, как впрямую – по телефону, так и через портал. И социологический момент мы обсудим с профильным экспертом – это директор некоммерческого партнерства «Центр социальной экономики», Давид Мелик-Гусейнов. Давид, добрый день.

МЕЛИК-ГУСЕЙНОВ:Добрый день.

КАШАПОВ: Забегая вперед, спрошу: хорошо ли вы поели сегодня с утра? И правда ли то, что завтрак – самая важная еда, чем мы, собственно, злоупотребляем, точнее, не следуем этому совету?

МЕЛИК-ГУСЕЙНОВ: Открою тогда секрет: да, хорошо поел. И именно завтрак всегда очень плотный, всегда очень насыщенный и белками, и углеводами. Но после завтрака начинает кривая углеводов падать вниз, я про себя просто говорю, мой рацион состоит из пяти приемов пищи. До 12 часов в два раза сокращаю углеводы, по сравнению к тому, что было к завтраку, в 15 часов их практически уже нет, и остается только белковая пища, что заставляет меня хорошо себя чувствовать и вести здоровый образ жизни.

КАШАПОВ: Мы не зря эту разминку включили – режим дня Давида. Дело в том, что одно дело, когда журналист копается в теме и не всегда захватывает глубинную суть вещей, но делает конкретные выводы и громкие заявления, и другой момент, когда за дело берутся профессионалы.
Давид, так ли страшен черт, как я его малюют? Можно ли говорить о зависимости людей от полуфабрикатов и странных лекарственных препаратов? Или потребитель может контролировать свою привязанность к ним, и соответственно, расходы на них? Таких как вы, которые четко распределяют то, как и сколько питаться в течение дня – не много, соответственно, не много и тех, кто контролирует расходы на них.

МЕЛИК-ГУСЕЙНОВ: Зависимость есть, и она порождена нашей ленью. Лень, человеческая элементарная лень вести здоровый образ жизни…

КАШАПОВ: Думать, считать.

МЕЛИК-ГУСЕЙНОВ: …Правильно контролировать, да, знать что-либо. Как вот, допустим, курильщики, они же курят – это тоже зависимость, но когда попадает курильщик в онкодиспансер и видит больных раком легкого, в каких ужасных страданиях они находятся, то подавляющее большинство людей, я вас уверяю, которые курят, отказываются от этой привычки.

КАШАПОВ: Временно.

МЕЛИК-ГУСЕЙНОВ: Нет, даже навсегда бросают. То же самое и в продуктовом, и фармацевтическом мире. Мы, к сожалению, употребляем все, что нам легко дается, все, что красивое, пестрое, вкусное, с запахом корицы, красиво представлено…

КАШАПОВ: Еда со вкусом еды.

МЕЛИК-ГУСЕЙНОВ: Еда со вкусом еды, аппетитно все это выглядит – конечно, это все порождает определенную зависимость. Но как только человек понимает, что его организм перестает быть таким, каким он был 5-10 лет тому назад, как только появляется большой букет сопутствующих заболеваний, в частности сахарный диабет…

Ведь сегодня мы бесконтрольно употребляем соль, мы сегодня практически не контролируем ежедневный прием сладкого, продуктов, где содержится сахар. И если сегодня, по оценкам экспертов, в России примерно 6% больных сахарным диабетом, то через 10 лет их будет 15% – больных, от всей популяции нашей страны, только потому, что мы не контролируем то, что мы едим. А сахарный диабет – это инсульты, это инфаркты, это диабетическая стопа, это всевозможные другие проблемы, потеря зрения.

КАШАПОВ: Проблемы в личной жизни.

МЕЛИК-ГУСЕЙНОВ: В личной – это само собой.

КАШАПОВ: С трудоустройством на работу.

МЕЛИК-ГУСЕЙНОВ: Поэтому надо задумываться о том, что мы употребляем вовнутрь. Неслучайно в Америке есть такая организация, называется «FDA» – «Food and Drug Administration», которая является неким валидатором того, что человек употребляет вовнутрь – это еда, это лекарственные препараты, это нутрицевтики, и так далее.

КАШАПОВ: Это несмотря на то, что Америка занимает первое место по числу людей с ожирением – в общем, самая жирная нация.

МЕЛИК-ГУСЕЙНОВ: Это так. Но давайте сравним продолжительность жизни людей в Америке и в России. Да, у них, простите, жирная нация, но они живут на 10 лет дольше, чем россияне. А мы мало того, что полнеем активно, быстро набираем вес, так мы еще не контролируем себя, не проводим диспансеризацию, профилактические осмотры, и эта проблема порождает еще больше проблем.

Дело в том, что в дальнейшем эти люди, которые не устроены в системе здравоохранения, которые не проходят диспансеризацию, они потом ложатся тяжким бременем на нашу систему. Нужно платить в два-три раза дороже, чтобы этих людей вылечить или как-то поддерживать в нормальном состоянии при хронических заболеваниях.

КАШАПОВ: Платить им пособия по безработице, потому что они, опять же, не могут устроиться из-за своего лишнего веса, из-за массы требований работодателя.

МЕЛИК-ГУСЕЙНОВ: Я еще скажу крамольные вещи. На самом деле, ведь через 10-15 лет у нас население старшего возраста, старше 45 лет, будет составлять доминирующее количество от всей популяции. Дело в том, что сейчас мы спускаемся в демографическую яму 90-х.

КАШАПОВ: Россия.

МЕЛИК-ГУСЕЙНОВ: Россия, да. Демографическая яма 90-х. Детей молодых, которые смогут воспроизвести себе подобных, рожденных в 1990-м, 1995-м, в 2000 годах, этих детей нет. Их в два-три раза меньше, чем нашего с вами поколения.

Поэтому население будет стареть, население будет приобретать все больше и больше болячек, больше будет зависимость от различных пороков. И надо что-то делать на государственном уровне, должна быть полноценная национальная программа про спасению нашего населения.

КАШАПОВ: В данный момент никакого либерализма, никакого дозволения вседозволенности в употреблении якобы разрешенных препаратов.

МЕЛИК-ГУСЕЙНОВ: Конечно, никто не стоит со свечой и не контролирует, что человек съел. Конечно, это прерогатива каждого и решение каждого. Но должна быть, вот очень люблю это слово, хоть оно и пришло из советских времен, пропаганда – пропаганда здорового образа жизни. Не логотип какого-нибудь федерального проекта на экране телевизора, что есть такой проект, а это должно быть полноценное государственное влияние на здоровый образ жизни.

КАШАПОВ: ЕГЭ по физкультуре.

МЕЛИК-ГУСЕЙНОВ: ЕГЭ по физкультуре – это одна из опций. Хотя ЕГЭ – это отдельный разговор, тут отдельно можно относиться.

КАШАПОВ: Конечно.

МЕЛИК-ГУСЕЙНОВ: В корпорациях отдельный, здоровый образ жизни, в детских садах, в школах, в санаториях, в больницах тех же самых. Ведь как сегодня лечат в больницах наших людей? Да, препараты какие-то, самые необходимые, закупают.

КАШАПОВ: Об этом мы еще поговорим.

МЕЛИК-ГУСЕЙНОВ: Но что касается питания в больницах – это ведь большая проблема.

КАШАПОВ: На самотек пускают больных, по существу.

МЕЛИК-ГУСЕЙНОВ: Да.

КАШАПОВ: «Пусть вам несут ваши близкие». А они, как правило, несут то, чем порадовать болеющего человека, соответственно…

МЕЛИК-ГУСЕЙНОВ: А это 50% успеха выздоровления – хорошее качественное питание.

КАШАПОВ: Я бы сказал, больше. Мне кажется, все 100

Источник: stolica.fm